Наталья РАЧИНСКАЯ: Мужской футбол легче судить, чем женский

Продолжение интервью известной представительницы футбольной Фемиды

Sport.ua, Наталья Рачинская
© Sport.ua, Наталья Рачинская
16 февраля в гостях у Sport.ua побывала Наталья Рачинская — известный в Украине и мире футбольный арбитр. Вашему вниманию предлагаем продолжение интервью, первая часть беседы — здесь.
 
— Какими были Ваши первые впечатления от мужского футбола? Чувствовалась разница в скоростях, отношении, технических моментах?
— Мужской футбол полегче судить, чем женский, потому что он более техничный, предсказуемый, игры команд, которые играют на высоком уровне, легко читаются. На женских играх иногда можно сильно устать: и бегаешь много, и очень много непростых ситуаций с положением вне игры. Там непредсказуемо: бьют в одну сторону — мяч летит в другую. Я не беру высокий уровень: чемпионаты мира, Олимпийские игры. Там игроки высокого класса, с ними тоже не очень сложно.
 
— Кто самый техничный игрок на Вашей памяти? За кем было приятно наблюдать?
— Я смотрю футбол обычно с позиции ассистента арбитра. Футболисты много красивых голов забивают, выделить кого-то не могу.
 
— Вы дипломатичны. Может, Вам потом Пьерлуиджи подвинуть придется?
— Нет, я не буду двигать никого. У меня есть своя должность, я занимаю свое место. Думаю, что двигать никого не обязательно.
 
— Кто из мировых женщин-судей и мужчин-судей для Вас пример для подражания?
— Раньше я действительно равнялась на арбитров. Пьерлуиджи Коллина, Фриск мне очень нравились. Из женщин я раньше мало кого знала, потому что их практически не видели. Из тех, кто у нас сейчас инспекторы — Ингрид из Швеции. Они учат нас хорошему, необходимому. Но вообще я женщин мало видела за свою карьеру.
 
— Вы поздравили Монзуль с тем, что ее признали лучшим арбитром мира?
— Я ее поздравила, еще когда она получила назначение на чемпионат мира. Арбитр, который назначается на финал чемпионата мира, является лучшим в мире.
 
— Как работается? Женский коллектив — особенный? Или все зависит от профессионализма?
— Женский коллектив очень сложный, намного сложнее мужского. В мужском коллективе мне работается в раз десять легче, чем в женском. Совершенно другое восприятие, другая психология у мужчин, она мне ближе, чем женская. А вообще, каждый человек должен быть профессионалом. Мы выходим с разными арбитрами работать, мы должны знать и понимать арбитров. Ты должен выйти, сделать свое профессиональное дело и с чистой совестью уйти с поля.
 
— Для Вас финал чемпионата мира — это пока вершина? Или Вы считаете, что был другой матч?
— Конечно, финал. Я вообще чудом попала туда, потому что я никогда не была ни на каких соревнованиях ФИФА: ни на Олимпийских играх, ни на молодежных. Это мое первое попадание на соревнования такого уровня. Я считаю, что это самое большое достижение в моей футбольной карьере.
 
— Легко прошел финал? Если смотреть со стороны, то легко, а как было Вам?
— Финал получился интересным для нас. В судействе этот матч со всего чемпионата мира, может быть, был самый легкий. Но вы же понимаете, что легкой игры не бывает, все можно одним свистом перечеркнуть или взмахнуть флагом, не то сделать. Даже на играх такого уровня, хоть счет и был 3:0, мы все равно пытались не расслабляться до финального свистка. Счет был вроде бы большой, но когда он стал 4:2, мы задумались - всякое может быть. Это футбол, особенно женский.
 
— Какой матч был самым сложным?
— Для меня самый сложный был Нигерия — США. На 14-й секунде уже был первый офсайд, за полтайма были такие моменты... Довольно сложная получилась игра, команды играли практически без центра поля, атаковали через фланги.
 
— Вам такой футбол не нравится? Вам больше нравится, когда владеют мячом?
— Мне футбол нравится всякий.
 
— Но когда легче работать?
— Когда более понятно что-то на поле, это намного легче. У тебя есть возможность передохнуть, взять паузу. Это необходимо.
 
— Какие Ваши любимые команды? За кем наблюдаете не как арбитр, а как зритель?
— Я смотрю Лигу чемпионов, Лигу Европы, чемпионаты Европы, мира. Любимого клуба нет, если честно. Иногда даже времени нет, чтобы сильно любить какой-то из клубов. А футбол смотрю со своей точки.
 
— Как Вам новый формат чемпионат Украины? Специалисты говорят, что будут более интересные матчи для судейства...
— Для арбитража это, может, будет намного интереснее. Если будут матчи более высокого уровня, то и для ребят это хорошо, потому что это рост, движение вперед.
 
— Как сказывается на арбитрах спад в украинском футболе? Это просто меньшее количество матчей, меньше опыта? Или Вы пока что не ощущаете этого?
— Мы не ощущаем этого, потому что все равно мы работаем на играх. Если мы не работаем на играх высокого уровня, то у нас еще есть и региональные соревнования, мы получаем практику. Международники получают практику на международных играх. Конечно, нам было бы неплохо, чтобы уровень футбола был намного выше.
 
— Есть мнение, что из-за сложной финансовой ситуации в стране многие футболисты якобы пытаются играть на контору. Это, конечно, пока никто не доказал, тем не менее такое мнение есть. Когда арбитр судит матч, он может понять, что та или иная команда, тот или иной футболист сливает игру или недорабатывает?
— Мы стараемся на эту проблему не смотреть. Потом, когда ты просматриваешь игру, можешь увидеть, что кто-то ногой махнул не так, например. Как можно сказать — человек играет в полную или не в полную силу? Я концентрируюсь на своем, на положении вне игры. Для меня самое главное — выполнять свою работу.
 
— Арбитр не ощущает — честный матч или нечестный?
— Арбитр может ощутить потом. Как можно говорить о чем-то на ощущениях? Вот мне кажется, что игрок плохо сыграл, не дотянулся до мяча. А он может действительно не дотянуться. И этот игрок на меня потом обидится из-за того, что я выскажусь так.
 
— В Вашей судейской практике были случаи, когда звонили, просили подыграть за какую-то команду?
— Мне можно не звонить, сразу говорю. Вы все телефоны можете даже слушать. Мне никто не звонил.
 
— Никогда? Даже когда не знали о Вашем принципиальном характере?
— Я даже обычно не звоню и в клубы. Ребята берут билеты всегда, я приезжаю уже с ребятами. Поэтому мне даже не звонят администраторы команд, потому что я обычно с ребятами, которые отвечают на эти вопросы.
 
— И заботятся о Вас ребята?
— Конечно, обязательно.
 
— С кем Вам лучше всего работается?
— Мне со всеми удобно работать. Я не строю себе границ: с этим хорошо, а с этим плохо. Иначе обязательно возникнут на поле какие-то проблемы. Нужно выходить и профессионально выполнять свою работу. Я знаю каждого арбитра, кто как работает: этот больше дает бороться, этот больше свистит. Некоторые хотят, чтобы все свистели, некоторые — чтобы не все.
 
— Лучше, когда все свистят?
— От игры зависит. Если есть грубость — ее, конечно, нужно пресекать мгновенно. Иногда есть команды, которых просто необходимо посадить на свисток, это мое личное мнение. Иначе может дойти до того, что будут переломанные руки, ноги. Зачем это надо?
 
— Какая самая грубая команда?
— Я не назову. Есть статисты, они точно укажут самую грубую команду.
 
— Кто самый заботливый из судейской бригады? Есть такое, когда Вам просто приятно быть с ребятами в компании, потому что они заботятся?
— Конечно, есть, но это наше личное. Сейчас всем скажи — пойдут разговоры. Обо мне все заботятся среди ребят, и сумку помогут отнести, поднять. Воспитанные у нас мальчишки.
 
— Есть женские раздевалки на стадионах в Украине?
— Да, на стадионах есть раздевалки женские. Есть стадионы, где нет женских раздевалок, но две комнаты. То есть я зашла в одну комнату, переоделась, а ребята в другую. Где переодеться — не такая большая проблема. В душ вместе мы не ходим.

 
— Вопрос от читателя. Как Вы реагируете на нецензурную лексику в свой адрес со стороны неадекватных фанатов? Были ли попытки со стороны тренеров или руководства команд силовым способом доказать, что Вы были неправы в каком-то моменте?
— Был один матч, не буду его называть, после которого я получила на свою электронную почту письмо со словами извинений. С трибун человек кричал мне что-то нехорошее, а потом извинился, сказал, что нет ему прощения. То ли он посмотрел повторы, то ли посмотрел футбольный обзор, из которого сделал определенные выводы, не знаю. Что кричат с трибун — я не слышу. Слышала только один раз, пока мы обходили поле, меня спросили, зачем я вообще сюда приехала, говорили, чтобы я уезжала, куда я должна ехать, была далеко очень послана. Но это болельщик. Может, он неадекватный. Он не бежал ко мне, он просто что-то кричал. Не нужно реагировать на все, что кричат. Болельщики — специфический народ, они обычно необъективны.
 
— А президенты, топ-менеджеры клубов могут позволить себе зайти после матча в раздевалку и начать выяснять отношения, говорить, что вы что-то не то сделали?
— К сожалению или к счастью, к нам никто не заходит в раздевалки, это запрещено. Возле раздевалок всегда стоит охрана.
 
— В подтрибунном помещении можно же добежать...
— Не добегали.
 
— Общались с кем-то из руководства украинских клубов?
— Нет, не общаюсь ни с кем. Я с ними не встречаюсь.
 
— Может, они хотели бы встретиться?
— Когда я закончу карьеру — пусть встречаются со мной.
 
— Вопрос от читателя. Как Вы решились прийти на веб-конференцию? Как известно, господин Коллина запрещает судьям давать интервью, общаться с прессой. Вам говорят, как отвечать на вопросы?
— Никто нам ничего не говорит. Мне позвонили вы, я позвонила своему руководству. Они сказали, что я могу идти. Я их попросила, чтобы в следующий раз они не давали разрешения, потому что я очень не люблю давать интервью.
 
— Почему?
— Мне не нравится, потому что часто такие вопросы задают, которые касаются внутреннего арбитражного мира. Мы же не спрашиваем, как тренеры работают со своими игроками, почему игроки где-то выкладываются, а где-то не выкладываются на полную. Но иногда они дают добро на конференции, но не всегда мы хотим давать интервью, не всегда мы идем на встречу.
 
— Как Вам кажется, арбитр должен быть публичным человеком?
— Я думаю, нет. Или это зависит от человека. Может, кто-то хочет быть публичным, видит себя телезвездой. Мне достаточно того, что меня показывают во время матчей.
 
— Вас узнают? Есть немножечко славы?
— Я не скажу - славы. Бывает, подойдут с газетой в руках, спросят: «Это Вы?». Я могу даже сказать, что не я. Без формы крайне редко тебя узнают. Бывает, футболистки даже не узнают нас. На поле мы выглядим немного иначе.
 
— Это к счастью?
— Да. Говорят: не узнают — богатым будешь.
 
— Какой Вы слышали о себе самый нелепый слух? Было такое, что Вам стало от каких-то слов не по себе?
— Нет, мне всегда нормально. Если человек хочет обсудить мою личную жизнь или еще что-то — пожалуйста, это его право. Я не могу ему сказать, чтобы он обо мне не говорил. Кто-то обо мне говорит хорошо, кто-то — плохо. Но это их личное мнение. Я, например, уважаю все мнения. Плохо — значит, плохо. Для всех мил не будешь.
 
— Работа арбитра — прибыльное дело?
— Официально объявляли, какая это работа. Я не думаю, что она особо прибыльная. Если вы хорошо работаете — вы зарабатываете. Но вы тратите тоже немало, потому что вам необходимы и массажисты, и медики, и бассейн. Мы за своим здоровьем следим самостоятельно. Массаж, медики, бассейн, следить за спиной, ногами — это все мы делаем самостоятельно. У меня была тяжелая травма в 2005 году, я потеряла примерно год, за свой счет восстанавливалась, все делала своими силами.
 
— После не было компенсации от федерации?
— Нет. Мы — люди, не зависящие ни от кого. Для того, чтобы получить, мы должны много вложить.
 
— Что можете позволить себе на зарплату арбитра, если вычесть все затраты? В Испанию на две недели можете улететь, подучить испанский?
— Понятное дело, что я могу позволить себе куда-то улететь, отдохнуть. Конечно.
 
— Как отдыхаете от футбола, судейства?
— Вообще редко... Я люблю горные лыжи, могу поехать, покататься с сыном. Зимой мы обычно едем на пять дней-неделю кататься на горных лыжах. Он очень не любит отдыхать в южных, курортных странах. Он сказал, что зимой нужно кататься на лыжах. Летом я могу, если у меня есть маленький кусочек времени, съездить на море. Обычно отдыхаю в Одессе, раньше в Крыму отдыхала.
 
— У многих футболистов в контрактах прописано, что никаких экстремальных видов спорта. У арбитров такого нет?
— У нас нет контракта, где мы прописываем. Если арбитр сделает себе что-то нехорошее — он просто теряет время.
 
— Вы экстрим любите? На горных лыжах катаетесь...
— Люблю покататься. На сноуборде в прошлом году училась. Но так напАдалась, что сказала, что в этом году буду на лыжах кататься. Не то чтобы люблю, просто я катаюсь аккуратно.
 
— Вопрос от читателя. На Ваш взгляд, клубы, которые платят взносы в ФФУ, потом из этих взносов Вам и Вашим коллегам платят зарплаты, имеют ли право в такой момент на честный и непредвзятый арбитраж? Ведь кому приятно, чтобы человек в черном целенаправленно садил тебя на свисток, выдумывал фолы и все это за твои же деньги? Так ли это?
— Не знаю, это вопрос больше к бухгалтерии. Я с бухгалтерией никак не связана. Я получаю свою зарплату, а откуда я ее получаю — не знаю.
 
— Вопрос от читателя. Как Вам работается в мужском коллективе? Вы уже отвечали...
— Великолепно.
 
— Насколько футбол — женский вид спорта?
— Великолепный вид спорта. У нас уже боксом женщины занимаются. Если женщина хочет — пусть занимается, играет в футбол.
 
— Женский футбол может по интересу, по ажиотажу стать на один уровень с мужским футболом? Или это все-таки далеко?
— Конечно, это очень красивый вид спорта, женщин он совершенно не портит. Кто-то из журналистов сказал, что мужчины не забивают с сорока метров. Во-первых, забивают. Значит, им есть, к чему стремиться, раз женщины забивают. Может, скорости у женщин не те, хотя не соглашусь с этим. Понятно, что женщина все равно никогда не будет быстрее мужчины. Но играют очень красиво, порой даже интереснее мужчин.

 
— Кто лучшая футболистка мира? Мне вспоминается Марта...
— У меня нет фавориток среди футболисток. На нынешнем чемпионате мира Ллойд была признана лучшей футболисткой. Мир крутится, время идет, каждый раз кто-то из них будет лучше. Для меня самое главное — чтобы футболисты корректно себя вели на поле, были адекватными и играли в футбол.
 
— Внешний вид футболистов не важен? Хотела спросить: Криштиану Роналду или Лионель Месси? Вспомнила про внешний вид...
— Внешний вид — не показатель. Самое главное — душа человека. Когда человек душой чист, добр, хорош собой — он не позволит себе вести себя безобразно, еще что-то.
 
— Когда Андрей Ярмоленко полчаса укладывает прическу перед зеркалом — это на Вас никак не влияет?
— Нет, это пожалуйста, можно даже два часа укладывать. Если человеку нравится что-то делать — пусть он это делает. Я вот, даже глядя на сына, могу сказать: чем больше вы будете говорить, что не нужно что-то делать — тем больше человек будет это делать.
 
— Криштиану Роналду или Лионель Месси?
— Оба хороши, каждый по-своему.
 
— Это же принципиальное соперничество...
— Это для них, наверное, соперничество. Для меня это два мужчины, футболисты, в первую очередь — люди.
 
— Вопрос от читателя. Что Вы делаете в ту секунду, когда понятия не имеете, стоит ли фиксировать офсайд?
— Когда я понятия не имею, стоит ли фиксировать офсайд — я его не фиксирую. Если я сомневаюсь, то стараюсь держать свой флаг внизу. Это первое, что мы должны знать и понимать. Сомнения говорят о том, что не нужно поднимать флаг. Когда смотришь момент потом по телевизору — понимаешь, что ты поступил правильно. В жизни все по-другому.
 
— Вы переживаете по ходу матча или после него, когда знаете, что допустили ошибку?
— По ходу матча я не знаю, допустила я ошибку или нет. Очень часто кажется, что вроде бы допустила ошибку, а потом смотришь повтор — все, оказывается, правильно. Потому стараешься забыть о моменте. Если ты будешь о нем думать — будут возникать ошибка за ошибкой. Лучше мгновенно забыть и продолжать работать. Все, это уже не повторится и вы уже приняли какое-то решение, поменять уже ничего нельзя. У нас есть инспекторы, которые после игры все нам рассказывают.
 
— После матча переживаете?
— Конечно. Иногда даже переживаю до тех пор, пока линию не прочертит наше телевидение. Все думают, что арбитры — черствые люди. Нет, мы тоже переживаем, думаем. Едешь в поезде — не спишь ночью. Все это нормально, все это естественно.
 
— Многие футболисты говорят о том, что не могут спать в ночь после игры. У арбитров точно так же?
— У арбитров то же самое.
 
— Как настраиваетесь перед игрой? У Вас есть специальный ритуал? Музыку слушаете?
— Нет. Я вообще не люблю все, что касается наушников.
 
— А работать-то приходится...
— Это рабочее. Проблемы с ушами начинаются, потому что иногда много шума в ушах. Обычно могу почитать книгу, посмотреть что-то, пообщаться по телефону с кем-то из друзей. В Интернете я не копаюсь перед матчем, потому что это не самое нужное.
 
— Вопрос от читателя. Несмотря на то, что Вы — единственная женщина-ассистент в Премьер-лиге, поговаривают, что именно Вы больше других смотрите на коллег свысока. Это так?
— Я свысока? Раз поговаривают — наверное. Я думаю, что нет, свысока не смотрю. Сейчас в подчинении у меня много девчонок, которые звонят, могут что-то спросить. Не вопрос, я с ними всегда пообщаюсь, подскажу. Зачем свысока смотреть?
 
— Как часто звонят, чтобы Вы подсказали, имея опыт?
— Опыта нет еще. В декабре мы провели первый семинар с девочками. Но есть девочки, которые звонят, спрашивают: как подготовиться, как лучше сделать это, то, у кого-то какие-то проблемы со спринтом.
 
— Какой Вы посетили последний международный семинар, который дал Вам новый толчок, новые эмоции?
— Международный — последний был в Цюрихе перед подготовкой к чемпионату мира, буквально за неделю до чемпионата мира. Это семинары, которые необходимы - по теории, по физической подготовке, по поведению себя на поле. Интересное узнаем, мы готовимся многогранно. Мы должны знать ключевых игроков команд, как играет команда, откуда она больше атакует. Это необходимо знать. Обычно, если у тебя есть назначение — смотришь матчи, которые были за неделю до этого. Стараемся изучать.
 
— Целенаправленно готовитесь к каждому матчу?
— Конечно. Необходимо знать, кто как себя ведет, кто как играет, кто может зацепить, кто может подойти и что-то спросить. Конечно, все изучаем.
 
— Предвзятость не появляется, когда Вы знаете, что конкретный игрок может некорректно себя повести в какой-то момент?
— Обычно нет. Просто смотрите на поведение. Бывает, подойдешь и скажешь что-то еще до того, как что-то произошло, пресекаешь. Иногда игрок с улыбкой реагирует на это, он понимает, что вы знаете о том, что он делает не так или собирается что-то сделать. Вы подошли, сказали на ушко — и он по-другому уже ведет себя. Это часто бывает. Часто видно арбитров, которые улыбаются на поле, разговаривают. Предвзятости нет.
 
— Можно болеть за какую-то команду?
— В душе — пожалуйста, хоть за всех болейте, переживайте. Но вы не должны выносить это на публику. Арбитр должен быть нейтральным человеком, выходя на поле.
 
— Вопрос от читателя. Будем откровенны, среди любителей футбола судьи в большинстве своем считаются нечистоплотными и нечестными людьми, которые ради своей выгоды готовы и мать родную продать (не о вас речь, а вообще о системе). И любители футбола в большинстве своем правы. Ведь прекрасно все видно, когда тянут определенную команду и кого-то просто «убивают»? А потом Коллина рассказывает басни, что все честно и так и надо. Что надо сделать судьям и сколько на это времени должно уйти, чтобы их авторитет среди болельщиков и любителей футбола вырос?
— Мне кажется, что авторитет арбитров среди болельщиков никогда не вырастет, потому что болельщики — необъективные люди. Они всегда смотрят с позиции той команды, за которую они болеют. Крайне редко можно услышать от болельщика, что его команда плохо сыграла. Обычно виноваты судьи. Всегда легче кого-то обвинить. Ковыряются обычно в арбитраже, поэтому всегда нам говорят и мы стараемся проводить матчи так, чтобы не было ни малейшей детали, за которую можно было бы зацепиться. Правильно говорят: если арбитр не назначит пенальти на последних минутах, то будут об этом разговаривать месяц, о некоторых ошибках и год говорят. Это человеческий фактор. Бывают такие ситуации, когда на поле ты видел момент совсем по-другому, не как по телевизору. А если игрок не забьет пенальти на последних минутах — об этом у нас разговоров никогда не бывает. Бывает, что не забивают в пустые ворота. Но об этом очень мало говорят.
 
— Вы порадовались, что украинская команда вышла в финал Лиги Европы благодаря курьезному и несправедливому голу, судейской ошибке?
— Конечно, не порадовалась как профессионал.
 
— Были ошибки европейских, мировых судей, на которых Вы учились?
— Я стараюсь на своих ошибках быстренько научиться. Естественно, я смотрю футбол. Если вижу что-то — конечно, я для себя подчеркиваю. Но я больше стараюсь найти причину: или это плохая позиция, или еще что-то. Я это понимаю с профессиональной точки зрения.
 
— В четверг «Шахтер» начинает свой путь в плей-офф Лиги Европы, через неделю — «Динамо» в Лиге чемпионов. Есть шансы у украинских команд? Можете ответить как болельщик, а не как арбитр?
— Я отвечу так: шансы есть у всех, главное — желание и хорошая игра.
 


Беседовала Татьяна ЯЩУК, текстовая версия — Дария ОДАРЧЕНКО

Автор — Владимир Кунгуров, Sport.ua

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Материалы по теме
Интересные факты
Комментарии
    Комментарии отсутствуют. Вы можете стать первым.
Вы не авторизованы.
Если вы хотите оставлять комментарии, пожалуйста, авторизуйтесь.
Если вы не имеете учётной записи, вы должны зарегистрироваться.