Леонид КОЛТУН: «Когда Лаштувка в воротах — выключаю ТВ»

Продолжение интервью легенды украинского футбола

Sport.ua, Леонид Колтун
© Sport.ua, Леонид Колтун
В среду, 10 февраля, гостем Sport.ua стал легендарный украинский футболист и известный тренер Леонид КОЛТУН. Вашему вниманию предлагаем продолжение интервью с Леонидом Яковлевичем. Первая часть беседы — здесь.
 
— Наш читатель просит сравнить чемпионат Китая и украинскую Премьер-лигу на данный момент. Какая из лиг сильнее?
— Конечно, у нас лига сильнее. У нас есть хорошие футболисты. Но я хочу вернуться к тренеру, ведь это самое главное. Я надеюсь, что Ребров пройдет все эти подводные рифы и пороги — и станет тренером киевского «Динамо», который будет соответствовать уровню. Я встречал многих тренеров на своем пути. Были такие тренеры: Александр Семенович Пономарев, Михаил Иосифович Якушин, Гавриил Дмитриевич Качалин, Аркадьев, Маслов — я всех их знал, со всеми знаком. Эти люди обладали огромным жизненным опытом. Ничего нового в футболе они не изобрели. Просто они могли своих футболистов так настроить, так объединить и такой выбрать путь, что у них всегда был успех. У них были мозги и психология, они могли говорить с каждым футболистом, футболисты им верили. Для меня идеал тренера — мой первый тренер. Как начинался футбол? Харьков, завод «Серп и молот», стадион, конец 50-х годов. Стадион так и стоит после войны: разрушен, разрушенные здания, скамейки. Единственные в Украине были еще деревянные квадратные штанги. И приходит туда мастер спорта по футболу (их тогда было один-два на весь город). И через год вся округа стремилась попасть на этот стадион. В восемь часов утра он появлялся на работе, шел пешком через весь город. Заводская команда играет в первенстве города во второй группе. Ни формы, ничего. И вот он стоял в кабинете и рисовал графики, схемы. Я увидел, как тренер должен работать. Идеально одет, чистый. 15 градусов мороза, ни залов, ни манежей, ничего. Приходит Леонид Яковлевич. Ринг, 15 градусов мороза, и вот на этом ринге он бьет, я ловлю и еще один вратарь. Ни дУша, ни восстановления, ни бассейна, ничего. Потрясающий человек! И стал этот стадион местом притяжения всех. Тренер был немногословен, никаких шуток, но, если он сказал — все. Настолько уважение было. Прошло больше пятидесяти лет, а я до сих пор помню, что на этом стадионе работал сторож Самойлов. Второй тренер — меня взял в команду Александр Семенович Пономарев. Он уже был известнейший футболист, бомбардир. Язва, у него боли страшные, нет настроения. Меня взяли, первая поездка, едем в Москву на поезде. В Туле в семь часов утра остановка, старшие ребята говорят, что хотят кушать. Я выскакиваю, жизнь удалась, перрон, соленые огурцы, картошечка — несу. А он, видно, всю ночь не спал, идет навстречу и говорит мне: «Ты знаешь, что сегодня игра?». «Да, конечно, в четыре часа». Он мне в ухо как дал! И говорит: «В день игры нельзя кушать соленые огурцы». Все рассыпалось по перрону, народ смотрит. С тех пор я никогда ничего не ем на вокзале, я буду умирать. Этот урок я запомнил на всю жизнь.
 
— Вы в свои команды привносили какие-то элементы, когда тренировали в том же Китае, что нельзя кушать, что можно?
— Нет, не лез. База была за городом, повар сельский. Видно, воровали тоже, та же система. Я вижу, что мои футболисты голодные. Молодые, здоровые ребята кушать хотят. Я долго это терпел, но потом сказал: «Наша команда будет жить в городе перед игрой». А в городе — это значит шведский стол, кушай, сколько хочешь. Им это очень понравилось. И мы стали выезжать в город на день раньше, пятизвездочная гостиница, питание, жизнь удалась.
 
— Руководство клуба шло на дополнительные расходы?
— Были недовольны. Зачем им это? А у команды я был в авторитете.
 
— Вы имели возможность пригласить в китайскую команду тех, кого знали, с кем работали? Пересекались с украинцами, которые там работали?
— Я много общался с известным тренером Непомнящим. Он мне очень нравится, он умный, грамотный, скромный. У него играл Нагорняк, потом он у меня играл полсезона. Денег особо не было, я взял из Бородянки футболиста Казариса. Думаю, за счет него там построили один козырек, так что я помог украинскому футболу. Но сложно было, без генерального директора очень сложно, потому что там любят своих. Это стоило мне много крови, пока я добился, чтобы их взяли.
 
— Нагорняк приходил к Вам свободным агентом?
— Он был свободным агентом. Бесплатно пришел, но заработал хорошие деньги за четыре месяца.
 
— Вы сейчас следите за его тренерской деятельностью?
— Я рад, что он тренер «Днепра». У меня сейчас уже нет зеленой жабы, я только радуюсь, поэтому и живу с оптимизмом. (Смеется)
 
— Часто ли приглашали советских специалистов в Китай, дабы поднимать уровень футбола?
— Нет.
 
— Какой Ваш любимый футбольный клуб?
— Естественно, «Днепр». Когда работали Емец и Жиздик, это были гениальные годы, гениальные люди, это просто сказка. Это единственное, что мне хочется вспоминать. Я не люблю вспоминать, жить прошлым. Нужно жить настоящим. Будущее очень туманное.
 
— Почему в стране с таким количеством населения так мало хороших игроков? В Китае не так воспитывают?
— В футбол нужно играть с огромным желанием. А когда в футбол приходят детки, которые зажрались, их ничего не волнует...
 
— Как Вы понимаете, что ребенок в шесть лет зажрался?
— Не в шесть лет. Вот я работал с молодежью...
 
— Мы же говорим о детской школе...
— Чтобы попасть в детские школы — существует конкурс родителей. Так же, как и у нас происходит. Вчера я разговаривал с фанатом футбола, сам играет в футбол, 45 лет, больной на всю голову футболом. Он мне рассказал, сын у него — левша, скорость хорошая. Он его привез, еще шесть человек привез из Ирпеня, там хороший детский тренер хороший, и тренер говорит: «Они уже переросли этот уровень». Он повез, тренер даже не смотрел их, они посидели на трибуне — и он говорит: «Ребята, вы не подходите». Значит, к тренеру уже заходили, все решили. Он говорит со слезами на глазах: «Мой сын так любил футбол, ему отбили охоту».
 
— Это школа киевского «Динамо»?
— Нет. Сейчас в киевском «Динамо» нормально. Там пришел Ищенко, он очень строго спрашивает. Там это не проходит, потому что там Суркис, Ищенко, зарплата. Там должны быть лучшие. И с них спрашивают, самое главное — результат.
 
— В Китае хороших футболистов малое количество из-за конкурса родителей?
— Не без этого.
 
— А еще какие причины?
— Еще тренеры. Все начинается с тренеров. Я не все рассказал насчет тренеров. Когда «Днепр» принял Лобановский, он же не приглашал туда звезд. Он брал людей, которые играли во Второй лиге. Да, когда-то играли, но по каким-то причинам опустились во Вторую лигу, никто на них не обращал внимания. Колтун — один вратарь, который играл в 18 лет в Высшей лиге в харьковском «Авангарде», молодежная сборная Советского Союза — и через год меня просто выбросили. Петя Найда, известный футболист, в «Черноморце» не играл. Богданов в киевском «Динамо» не нужен, Пилипчук, Евсеенко в «Шахтере», Назаров, Мирошин. Это люди, которые были отыграны, никому не нужны — и вдруг Лобановский собирает. Нужно объединить и физически подготовить. Я не могу передать то, как он над нами издевался. Как мы только его не называли... «Пиночет» — это самое ласкательное. Но потом, когда пришел результат, когда мы начали получать все, мы поняли, что это действительно тренер. Лобановский, который нас тренировал, и Лобановский в конце своей жизни — два абсолютно разных человека. Он изменился. Его начали называть «папа». Чтобы футболисты называли тренера папой — это надо заслужить. И он действительно стал совсем другим человеком.
 
— То есть Лобановский — идеал тренера?
— Да. Это первый тренер. И еще один тренер, каким должен быть тренер. Евгений Иванович Елисеев — ленинградец, блокадник. И вот представьте: сборы, дом творчества в Сочи, три дня идет проливной дождь, две команды — «Зенит» и «Авангард» (Харьков). Вечером делать нечего, играют в пинг-понг, в бильярд. Рояль. Приходит Евгений Иванович и начинает наигрывать, начинают собираться футболисты. Он: «Мой самый любимый композитор — Глинка». И начинает рассказывать. Прошло уже более пятидесяти лет, а я помню, что он рассказывал, играл. Приезжаем куда-то: княжна Тараканова. И он начинает рассказывать, полчаса лекция о художнике, о картинах. Как ты будешь огрызаться с таким тренером? Когда я вижу у нас тренеров, которых все время отчисляли за нарушение режима... Он — главный тренер. Разве это не парадокс? Чему он может научить? И он кричит: «Что ты делаешь?! Как ты играешь?». Все.
 
— Это Вы о ком говорите?
— Не буду называть имена. Как ты тренируешь — так мы и играем. И когда я начал тренировать, когда я зашел к моему первому тренеру, комната 2×3 и написано: «Нет плохих футболистов, есть плохие тренеры». В 14 лет я это прочитал и вспомнил, только когда сам стал тренером. Второй лозунг я у себя в дневнике написал. Когда я работал в «Торпедо», денег нет, а хочется, я написал: «Работа — лучший способ наслаждаться жизнью». И третий лозунг я написал у себя на первой странице. Прошу прощения за выражение. Когда сняли Емца, я написал: «Куда футболиста ни целуй — везде жопа». И пусть со мной кто-то поспорит. Это три основных девиза, еще много, конечно, есть. Это я вспоминаю с благодарностями, что работал с такими людьми. Не каждому так повезет. Я с шести лет хотел быть только вратарем. Я вырос в Харькове возле стадиона «Дзержинец», потом «Авангард», потом «Металлист». В восемь утра тетя Маша открывала ворота, я заходил. Сейчас там старая арка на стадионе «Металлист», это были ворота, тетя Маша в восемь часов утра открывала. Я был первый, кто заходил на стадион, и последний, кто выходил. В 1960 году расширили футбольную лигу Советского Союза — было 12 команд, а стало 22. Я сидел и следил за вратарями каждой команды. Я видел Олега Макарова в киевском «Динамо», Джафарова, Банникова. Приезжали Ивакин из московского «Спартака», Разинский из ЦСКА, Поляков из «Локомотива», Котрикадзе, Квачадзе, Урушадзе из Тбилиси Затыкян, Матевосян из Еревана. Я до сих пор помню, во что они были одеты. Я смотрел на тренировки за воротами, я все это помню. «Пахтакор» — Пшеничников, «Кайрат» — Лисицын. Все сейчас передо мной стоят.

 
— Кто сейчас — самый талантливый вратарь Украины?
— Я не могу ничего сказать. Могу лишь сказать, что мне обидно за Коваля. Обладая такими данными, он не нашел себя. Рыбка обладает сумасшедшими данными.
 
— Это из-за Александра Владимировича Шовковского им не удалось раскрыться?
— Нужно создать такую обстановку, чтобы была конкуренция, и честная. Я ничего не имею против Шовковского. Просто люди с такими данными не раскрылись! Два месяца я работал у своего друга Красильникова в «Севастополе». Когда я увидел там вратаря Литовку — я просто обалдел. Такие данные, за 190 сантиметров рост, гибкий, прыгучий — просто мечта! Через мои руки очень много вратарей прошло. Когда я посмотрел, как он тренируется, я ему делаю замечание: «Ты что? разве можно так? Ты государственный преступник, у тебя такие данные!». Вышел на тренировку, мяч летит — не реагирует. Мяч летит — он отбил ножкой. Захотел — упал. Я ему сделал замечание. На следующий день тренер вратарей подходит: «Можно Вас на минутку? Я Вам запрещаю разговаривать с Литовкой». Я ему говорю: «Ты где-нибудь играл?». Он: «Нет, не играл». Не хочу называть его фамилию. Говорю: «Вот ты посмотри, прошла игра, он не играл один день. На второй день выходной, вы паритесь, он не тренируется. Третий день — вы в поездке, он не тренируется. Четвертый день — разминка час, а потом игра. Как же он может? Ты каждый день должен найти полчаса, какую-то траву, пустырь, бросать и ловить мяч».
 
— Литовка пошел на спад из-за лени?
— Да. Я пытался его куда-то устроить, но ничего не получилось. А жаль. Он — самородок.
 
— Денис Бойко...
— Сколько он был в киевском «Динамо»?
 
— Но он тоже был за спиной Александра Шовковского...
— Значит, что? Доверили, ошибся — снова на лавку. Это психология. Ошибся — тренер пришел, погладил: «Ничего, ты должен ошибаться». Первый раз я вышел в Москве против Яшина. Осень, 1963 год, лужи, ноги трясутся. Мы проиграли 4:0. Я иду, нос повесил, подходит Лев Иванович: «Сынок, не расстраивайся. Пока 500 не пропустишь — толку не будет». Через 14 лет «Днепр» играет в Москве. Играем вничью, я играю здорово, он заходит после игры в раздевалку: «Леша, молодец, я тебя поздравляю!». И мы остались в Высшей лиге, это была моя последняя игра. Я сказал тренеру: «Больше я не играю». Еще оставалось три игры. Вот так я закончил. Я ему говорю: «Лев Иванович, когда мне было 15 лет, вы первый раз приехали с московским «Динамо» в Харьков. Вышли из автобуса — я за Вами ходил полчаса по стадиону, смотрел, писал Вам письма. Почему Вы не отвечали?». Он сказал: «Понимаешь, мне мешками приносили письма, так что извини». Высочайшей души человек! Такие люди — редкость.
 
— Сейчас к Вам обращаются за советом молодые тренеры и вратари?
— Сейчас все грамотные, все знают. Я был на одной тренировке команды Высшей лиги. Я посмотрел, как сейчас работают. Тренер, два вратаря. Побил полчасика, сел на лавку, курит. А вратари стоят, отдыхают.
 
— Это клуб УПЛ?
— Да. Перед игрой. Это были запасные футболисты. Основной состав тренировал стандартные положения. Два тренера-помощника стоят, смотрят. Вратари стоят, отдыхают. Еще группа футболистов не знает, чем заняться.
 
— Это в Киеве?
— Да, но это было много лет назад, не хочу называть. Поэтому все начинается с тренера. Вы ехали на стадион час для того, чтобы постоять? Покушали и по домам? Тренеру Литовки я говорил: «Ты должен сделать ему тренировку днем, чтобы у него день не пропал, чтобы он был в тонусе». Что такое вратарь? Это психология. И вот те тренеры, старые, были психологами. У них жизненный опыт, они могли поговорить, знали, как с кем разговаривать. Сейчас курсы, две недели поучились — на тебе лицензию, работай. А тренером надо родиться.
 
— Хороший футболист может быть хорошим тренером?
— Конечно. Если он учится. Хороший футболист думает: что здесь сложного, у него все получается, он — талант от Бога. Ему не надо трудиться, ему все достается даром. Он думает, что так все должны. У каждого разный талант. Задача тренера — довести футболиста до потолка его возможностей и сказать ему: «Мы сделали все, что могли, наша совесть чиста, дальше — выбирай».
 
— Талант от Бога Андрей Шевченко может стать хорошим тренером? Стоит приглашать таких людей в сборную?
— Да, стоит приглашать. Сначала помощником. Шевченко должен, прежде всего, убить в себе игрока. Он должен забыть, что он играл в футбол. У него должны быть совсем другие качества: он всем должен уделять внимание, поддерживать, объяснять ошибки, нельзя никого унижать, оскорблять. «Золотой мяч» положить куда-нибудь подальше. Это уже прошлое. Теперь ты тренер, ты должен учиться, смотреть, конспектировать.
 
— Сборная — то место, где он будет учиться?
— Пусть начнет со сборной. Нельзя дать рецепт. Все зависит от того, как он будет учиться. Ведь каждый день нужно учиться, нельзя лежать и отдыхать. Нужно учиться, анализировать, читать.

 
— Болельщик интересуется, знаете ли Вы хоть немного китайский язык?
— Знаю пару слов. Но и китайцы понимали некоторые русские слова: передача, пас. Самое главное — всех хотел назвать русскими именами.
 
— Могут ли новые покупки Китая увеличить интерес к азиатской Лиге чемпионов? Может ли азиатская Лига чемпионов стать интереснее европейской?
— Конечно, приход таких игроков подогревает интерес. Для этого их и покупают. Первое время стадионы будут забиты. Если будет все это оправдываться, то стадионы будут полные, будет интерес. Но если разочаруют... У нас есть пример «Анжи», всегда же нужно оглядываться на «Анжи», ведь может быть и такое.
 
— «Анжи» — общемировой пример?
— Конечно. Как за такие деньги можно довести команду до такого состояния?
 
— Что Вам больше всего понравилось и не понравилось в самом Китае?
— Мне сложно сказать. Мне все нравилось.
 
— Вы же говорите, отношение...
— Когда не касается чего-то личного и материального — все хорошие ребята, улыбаются с утра до вечера. Но нужно все время держать ухо востро, потому что в спину могут засадить штык очень большой. Как везде.
 
— Что было для Вас неожиданным?
— Для меня была неожиданной смена власти. Политбюро меняет всех. Как это торжественно происходит... Всемирное собрание, все съезжаются. Одно правительство выходит, его благодарят, они выстраиваются, дают клятвы. Это очень и очень впечатляет. Чиновник взял взятку — к стенке. Брык — его нет.
 
— «Брык» — это расстреляли?
— Конечно. Взял — до свидания.
 
— При вашем бытие в Китае случались такие вещи?
— Да. Посадили президента футбола и пять его замов, судей. Я смотрел интервью из тюрьмы. Они все в желтых жилетках, в которых у нас ремонтируют дороги. Он рассказывает: «Как мне стыдно! Как я мог? Я так жалею». Десять лет дали. Четверых, по-моему, посадили. Один из них покончил с собой.
 
— У нас приняли закон по борьбе с коррупцией в спорте. Это действенно, правильно? У нас сроки, по-моему, от пяти лет...
— Дело не в том, какой срок. Главное — желание искоренить. Это две секунды. У нас хорошая разведка. Что тут стОит?
 
— В Китае как решили это искоренять?
— Накопилось. Народ начал писать в правительство. Ветераны футбола начали писать в правительство: «Что за безобразие?! Договорные игры». Два года собирали информацию. Потом собрали судей и говорят: «Ты взял столько денег? Просим вернуть». Все принесли. Там больше трех миллионов юаней, по-моему. Двое отказались — тюрьма сразу. Есть записи разговоров, кто брал, кто давал. У нас при желании было бы то же самое. Я тренер, столько тратим сил, не спим, думаем. И вдруг судит какой-то мальчик — и он твою команду просто уничтожает с улыбкой на лице! Как это можно терпеть? И этот мальчик живет, радуется жизни, у него трехкомнатная квартира, хорошая машина. Пришли в «Днепр» Емец и Жиздик. Если бы не они — никогда бы «Днепра» не было вообще. Зайдите, посмотрите, как они живут, что они нажили за свою жизнь: трехкомнатная квартира - и все.
 
— Топ-5 китайских футболистов, по Вашей версии...
— Я много лет там не был, не смотрю. Единственное — там правильный закон приняли: легионеров берите, но легионером не может быть вратарь. Голкипером может быть только китаец. Нам бы это тоже не помешало.
 
— У нас и так все вратари — украинцы...
— А Лаштувка? Когда Лаштувка в воротах — я выключаю телевизор. Не потому, что Лаштувка плохой. Хороший парень. А потому, что в «Днепре», который славился своими вратарями, должен быть украинец. «Днепр» — Маслаченко, Кучеревский, Краковский, Городов. И вдруг Лаштувка. Должна же быть школа, преемственность. Мне не интересно это смотреть. Когда пришел Денис Бойко, которому в «Динамо», может, не доверяли... Может, он сам не мог себя перебороть. И тут свобода, раскрылся, никто его не трогает, ему доверяют. Что такое доверие, психология? И Бойко уже — вратарь сборной.
 
— Китайцы — суеверные футболисты? У них есть ритуалы перед матчами?
— Не замечал. Единственное — когда приходят на установку на игру, у всех тетрадки и карандаши, все записывают мысли тренера. Так у них принято. У меня самые лучшие впечатления. Мне Китай дал много знакомых, друзей, радость, развитие. Когда я сейчас приехал тренировать молодежную команду — все, с кем я играл, тренеры сбежались и говорят: «По моей методике, все мои упражнения». Еще один интересный факт. 2003 год, тренер сборной голландец Хаан приехал. Постановление федерации: перед чемпионатом все команды сдают тесты на физическую подготовку. Тест голландский, очень непростой. 20 метров дистанция, кассета стоит, сигнал — 20 метров бежишь, линия, дотронулся — назад, 20 метров. Пять секунд отдых. Сигнал — и повторяешь это. Так нужно пробежать 2000 метров. И постоянно убыстряется время пробежки. Приезжаю на сборы, встречаюсь с Непомнящим, он говорит: «Леша, просто караул, нужно сдавать тесты. Я команды вывел, мы пробежали 800 метров, команда вся попадала и все, что кушали еще месяц назад, вылезло». Я, когда вывел свою команду и попробовал это, просто караул. Мы приехали третьего числа, а 20-го тесты. Весь Китай смотрит это по телевизору, каждый день передают со сборов вести с полей. Тренеры в шоке, все бегают, ни у кого ничего не получается. Я же иностранный тренер, на меня смотрят. Руководитель спрашивает: «Леша, как там?». Я говорю: «Да все в порядке». А у самого паника, не знаю, что делать. Команда пробегает где-то 800 метров — падает. Мозги закипели. У меня была методика Лобановского под рукой, я начал читать ее углубленно. И начал тренировать два раза в день этот тест. Разбил на куски — и тренирую. Когда начался этот тест, весь Китай возле телевизоров сидит. Все бросили работу, всем интересно, пробегут ли. Одна группа на день раньше сдавала. Многие не сдали, 13% из общего числа. И вот выходит моя команда, а передо мной команда Высшей лиги с севера Китая, тренер из Южной Кореи, футболисты все за 190 см, богатыри. Тренер из Южной Кореи принес пять кислородных подушек, они дышат и бегут. Пробежали — потом моя команда. Я в шоке, побежала моя команда. Я не мог смотреть, я ушел. Оказалось, что у меня лучше всех пробежали, на первом месте. Один пробежал на морально-волевых, упал в кустах. Мы только через полчаса вспомнили о нем, приходим — а он лежит без памяти. У меня оказалось 92% на первом месте, и мы в Первой лиге. И тренеры импортные ходили, меня не замечали, я же из Первой лиги. Но, когда моя команда оказалась на первом месте — со мной все начали здороваться. Были там телевизионщики из Японии, снимали. Они пришли ко мне: «Как Вы? Может, Вы приедете к нам, подготовите команду?». Я взял этот тест на вооружение, целый сезон я применял его в тренировке. Почему у меня начала команда играть? Сейчас все тренеры, которые пришли ко мне, китайцы, говорят: «Мы все бегаем этот тест». Когда я рассказываю здесь, никто не верит и никто не хочет этим заниматься. И когда Гус Хиддинк готовил сборную России к чемпионату Европы — я смотрю, они бегают этот тест. У меня не сдал только один мальчик. А тот, который лежал в кустах, тоже сдал. Весь Китай следил, судьи из федерации. Если ты не добежал 20 метров, не дотронулся до черты — желтая карточка. Второй раз — снимают, до свидания.
 
— Это как?
— Если ты не сдал тест — тебя к чемпионату не допускают. Сиди на лавке и смотри. Вот вам голландцы. Для китайцев это был шок, тут же не договоришься. Когда бегают по кругу — где-то кто-то не добежал, кто-то перебежал, кто-то сократил. А здесь судьи стоят и все четко. Я, когда увидел, какая польза, начал в чемпионате это делать, в подготовке. Сейчас все мои ученики этим занимаются. Когда я приехал в молодежную команду, тоже начал это применять. Мы заняли второе место в чемпионате Китая среди школьников. Но самое главное, когда был финал, меня отослали. Мы играли с Пекином. Видимо, нежелательно было выигрывать у них.
 
— Украинским футболистам стоит ехать в китайскую лигу?
— Конечно, стоит. Надо себя попробовать везде. Да и материально поправите свои дела. Но сказка длится недолго, каждый об этом должен знать. Сказка кончается — и деньги кончаются, как у меня. А теперь — новая жизнь! Но нужно продлить это все, нужно тренироваться, пытаться, бороться и искать.
 


Беседовала Татьяна ЯЩУК, текстовая версия — Дария ОДАРЧЕНКО

Автор — Владимир Кунгуров, Sport.ua

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Интересные факты
Комментарии
    digital_summer
    digital_summer, 12.02.2016 09:14
    -1
    Дубль №2
    icebeer
    icebeer, 12.02.2016 10:07
    -14
    очередной эксперт в упряжку к Венглинскому или Саленко.
    vancetti
    vancetti, 12.02.2016 10:30
    0
    icebeer, 12.02.2016 10:07
    очередной эксперт в упряжку к Венглинскому или Саленко.
    Да куда уж ему до Морозова, Сопко и Леоненко!
    vancetti
    vancetti, 12.02.2016 10:32
    -1
    Вот Морозов, Сопко и Леоненко - это сила! Можно сказать столпы аналитики футбольной!!!
    kung_vv
    kung_vv, 12.02.2016 11:50
    +10
    vancetti, 12.02.2016 10:32
    Вот Морозов, Сопко и Леоненко - это сила! Можно сказать столпы аналитики футбольной!!!
    Дедушко что-то рассказывал аналитическое? Рассказал, как работалось в Китае, какие методы были при Союзе. Лично мне интересно было.
    DIM-C
    DIM-C, 12.02.2016 16:06
    0
    vancetti, 12.02.2016 10:32
    Вот Морозов, Сопко и Леоненко - это сила! Можно сказать столпы аналитики футбольной!!!

    Не столпы, а столбняк )
    kosekans
    kosekans, 12.02.2016 21:20
    0
    Что-то Колтун загибает про «Днепр» при Лобане: "он же не приглашал туда звезд. Он брал людей, которые играли во Второй лиге." А Андрей Биба? Лучший футболист в СССР в 1966 году, (которого Маслов выгнал из ДК в 1967, а Лобана, кстати, - в 1964). Бибе был 31 год, на 2 года старше Лобана, но он был очень даже на ходу, был в Днепре основным игроком
Вы не авторизованы.
Если вы хотите оставлять комментарии, пожалуйста, авторизуйтесь.
Если вы не имеете учётной записи, вы должны зарегистрироваться.