Максим ШАЦКИХ: «Хочу играть, могу, но есть нюансы»

В гостях у Sport.ua побывал легендарный футболист

sport.ua, Максим Шацких
© sport.ua, Максим Шацких
В понедельник, 25 января, гостем Sport.ua стал легендарный игрок «Динамо» (Киев), лучший бомбардир в истории чемпионата Украины Максим ШАЦКИХ. Он вспомнил моменты из своей футбольной карьеры, рассказал о «Динамо» в прошлом и сегодня, о планах на будущее и многом другом.
 
— Мы Вас анонсировали как легенду киевского «Динамо». Вы уже почувствовали себя легендой?
— Я никогда не считал себя ни звездой, ни легендой. Это участь специалистов, болельщиков — определять того или иного футболиста по тому, сколько он принес пользы своей команде.
 
— Когда Вас называют легендарным, лучшим бомбардиром чемпионата Украины — что-то екает внутри, понимаете, что не зря столько лет играли в футбол и добились довольно высоких результатов?
— Единственное — не зря провел время в футболе. Наверное, чего-то достиг. Это единственное, что заставляет меня помнить о том, что я не просто проводил время на футбольном поле.
 
— Закончился контракт с «Рухом». Вы сейчас в подвешенном состоянии или понимаете, где дальше будете?
— Я пока в свободном плавание, акценты еще не расставлял — заканчиваю или перехожу в другую деятельность. Пока поиски по футбольной тематике продолжаются. Есть некоторые варианты, но пока я в раздумьях. Не все зависит от меня. Есть микротравма. Если продолжать играть — надо быстро и конкретно решать эту проблему. Если же переходить в другую область — она, по большому счету, не мешает.
 
— Вы говорили, что почувствуете тот момент, когда пора заканчивать футбольную карьеру. Этого чувства еще нет? Или микротравма подталкивает к завершению?
— Не подталкивает. Двойственное у меня пока ощущение. Вроде бы еще и хочу, и могу играть, но зависит это от многих нюансов, от которых я и буду отталкиваться.
 
— Вы сейчас самостоятельно работаете или с агентом?
— У меня агент уже много лет — Сефер Алибаев. Он не то что мой агент, мы дружим семьями, дети наши дружат, мы уже давно хорошие друзья. Ну, и второстепенные люди, которым интересно еще увидеть меня на футбольном поле, тоже параллельно работают в этом направлении.
 
— Президент «Руха» говорил, что с удовольствием, если бы Вы захотели, остались бы в команде, он предложил бы новый контракт. Вы не хотите играть в «Рухе»? Хотите уровень выше?
— Конкретно мы еще не общались по этому поводу. Я буду там в начале февраля, он пригласил нас на закрытие сезона, и у него День рождения первого февраля. Поэтому, думаю, поговорим с глазу на глаз — и буду знать точную информацию. Пока, насколько я знаю, он вроде хочет дальше двигаться — переходить на ранг выше — но в то же время пока в раздумьях. Все равно, если переходить в лигу выше, это будет только летом. А до лета нужно что-то делать, где-то играть. Поэтому я думаю, что он еще для себя не определил, чего хочет.
 
— Он пригласил на свой День рождения всю команду или лично Вас?
— Будет вся команда с женами, детьми. Планируется грандиозный праздник.
 
— То есть в дружественных отношениях остались?
— Да.
 
— Вы все время были в таких отношениях?
— Он — один из таких президентов, с которыми можно спокойно посидеть за столом, выпить кофе, неофициально пообщаться. В этом плане он абсолютно адекватный и правильный футбольный человек, который любит футбол, любит свое дело, хочет развивать команду в Винниках, чтобы она достигала более высоких целей. С ним отношения абсолютно дружеские.
 
— Одно время говорили, что Винникам вполне комфортно быть аматорским клубом, прекрасно развивать инфраструктуру. Тем более зрители ходят, все стабильно. Не хотели вроде и ребята, и клуб подниматься выше — в профессиональную лигу. Уже есть сомнения по этому поводу?
— Не знаю. Его давно подталкивают на этот шаг, потому что команда созрела, готова к тому, чтобы достигать чего-то большего. Но это немножко другой уровень, другие затраты, все по-другому, усиливаться надо и все остальное. Это ступень выше. Но все будет зависеть от него. Как он пожелает — так и будет.
 
— А в структуру клуба не звал Вас? Уже не как футболиста, а, например, как менеджера, у которого наверняка есть связи, много знакомств?
— Нет, по этому поводу общения не было. Увидимся — может, и поговорим на эту тему.
 
— Что за травма? Как получили ее? Были громкие заголовки, что Максим Шацких будет играть на Мемориале Макарова свободным агентом, а Вы говорите, что повреждение не дало возможности сыграть. Что случилось?
— Я два-три раза в неделю бегаю. В манеже в Конча-Заспе мы собираемся — бывшие футболисты, те, кто пока без работы. Мы там каждый год уже на протяжении многих лет в одно и то же время собираемся, так что это у нас уже традиция. Может, не размялся — чуть-чуть дернул пах. Пока это доставляет дискомфорт. Не хочу усугублять, чтобы не доводить до критических операций. Поэтому пока выдерживаю паузу. Тем более я не ставил перед собой цель «через не могу» сыграть этот турнир. Я заявлялся, потому что зимой я всегда где-то двигаюсь. На ЦСКА мы собираемся, в Конча-Заспе. Этот турнир был хорошим шансом подвигаться, поддержать форму, поддержать себя в тонусе, но не через силу.
 
— Что говорят врачи? Может, Вы уже по опыту понимаете, сколько Вам нужно времени на то, чтобы полностью восстановиться?
— Я ездил к Владимиру Игоревичу Малюте в «Динамо». Он принял меня, посмотрел, пощупал. Чуть-чуть расширил паховое кольцо. Нужно немножко времени. Не так все грустно.
 
— То есть в Минск Вы не поедете?
— Поеду, конечно. Это же не тот уровень. На том же Мемориале Макарова играющие команды, а здесь игра товарищеская, и в основном будут играть люди, которые давно закончили футбольную карьеру, которые в возрасте. Это совсем другое движение, другие мотивация и ответственность.
 
— Когда Вас позвали на матч памяти Валентина Белькевича? Легко ли Вы согласились? Матч был под угрозой — будет проводиться, не будет. Сейчас мы уже знаем, что состоится...
— По поводу того, чтобы проводился, решили уже давно. Это даже не обсуждалось. Просто определялись по срокам, потому что «Динамо» на сборах. Они после жеребьевки узнали свой график планирования сборов. Отодвинули на один день, потому что они прилетают 28-го. Там и Сережа Ребров, и Сергей Федоров, и Саша Шовковский, которые будут принимать участие в этой игре.

 
— Были всяческие рейтинги. Говорили о том, что Валентин Белькевич — лучший легионер всех времен в чемпионате Украины. Вы с этим согласны?
— Да, полностью согласен. Можно много говорить об этом. Это и светлая голова, и техника, и видение поля. Все, что должно присутствовать в футболе, у него было, абсолютно все. Это человек-лидер, человек, который ведет игру. С ним команда на поле одна, без него — другая.
 
— Все говорили, что это человек, «поцелованный Богом», но в то же время, что замкнутый, сам в себе, не всегда было легко найти подход к Валентину Белькевичу. Это на самом деле было так? Что Вы вспоминаете о нем?
— Он не любил общаться с журналистами, все об этом знают. Увидеть его интервью где-то — большая редкость. А в команде, в коллективе он абсолютно другой — нескромный в плане общения. Я прожил с ним десять лет в одной комнате. Он абсолютно раскрепощенный в общении, но в то же время говорил не много, однако конкретно и по делу.
 
— Вы еще и вместе жили?
— Да. Но не на базе, а в разъездах, на сборах мы все время вместе жили. Потому что на базе он уже жил в своей комнате, а я приехал немножко позже.
 
— Почему у него не совсем получилось с тренерской деятельностью? Или не успел полностью раскрыться как тренер?
— Они только начинали с Александром Хацкевичем, стали чемпионами среди дублеров.
 
— Да, но многие игроки говорили, что не совсем понимали его требований, что Хацкевич был №1, а Белькевич меньше вникал во все это. Или это просто домыслы, слухи?
— Мне трудно об этом говорить. Я думаю, определять первый и второй номер на тот момент не имело смысла, потому что они — два великих игрока. Я думаю, они себя даже не разделяли — кто главный, кто помощник. Они друг друга дополняли. Просто они немножко разные. Валик и на поле такой был. Он мог прикрикнуть, но все это было по делу. Критика адекватная и правильная. Без этого на футбольном поле нельзя. Но агрессивным он не был никогда. Я даже пару раз присутствовал на тренировках, тренировался в дубле, когда уже было ясно, что из «Динамо» я ухожу. Он не понимал, как футболист не может сделать элементарные вещи в таком возрасте. Ребятам было по 18-20 лет, они должны играть уже на высоком уровне. Он высказывал свою точку зрения, подсказывал. Без этого никуда и никак. Если вы в таком возрасте не можете этого сделать, то дальше будет еще сложнее.
 
— Вы близко общались с ним после того, как ушли из «Динамо»?
— Достаточно часто созванивались, встречались, от этого никуда не денешься. Я у него в гостях был много раз, собирались. У нас остался костяк ребят, с которыми играли вместе, так же мы и собирались на то время вместе — и сами, и семьями. Были у нас моменты, которые можно вспомнить, поговорить, посмеяться. На рыбалку часто выезжали. У нас много любителей рыбалки, те же Валик, Саша Хацкевич.
 
— Состав какого «Динамо» Вы считаете самым сильным за все времена?
— Понятно, что «Динамо», которое дошло до 1/2 Лиги чемпионов — это была на то время машина. Чудом они не выиграли в тот год этот трофей. Я думаю, они обыграли бы в финале «Манчестер». Это просто стечение обстоятельств, невезение. Должны были дома забивать 4-5, но так сложилось, это футбол. Там, конечно, была машина, которая выносила «Барселону». «Барселона» тогда была намного выше по именам, чем сейчас. Сейчас из «Барселоны» убери Месси — и эта команда будет другая. А на то время что ни фамилия — то была сборная мира. Я думаю, что те годы — 1996-98.
 
— Вы, когда пришли в «Динамо», ожидали того, что будет повторение истории, что Вы тоже сможете поиграть в плей-офф Лиги чемпионов и, возможно, даже выиграть?
— Я мечтал об этом.
 
— Больших изменений в команде не произошло: ушел Шевченко — пришел Шацких...
— Все равно это были две разные команды. Много чего поменялось. Тогда ушло достаточно людей. Лужный ушел. Сережа Ребров еще полгода поиграл — и тоже ушел. Потом Каха. Другое время, что ли, наступило, немножко другой чемпионат был. Может, это еще повлияло на выступления в играх еврокубках. У тебя нет той мотивации, того напряжения внутри чемпионата. А когда выходишь туда — там все по-другому. С кем бы ты ни играл — это напряжение, накал, ответственность. Поэтому от чемпионата тоже многое зависит.
 
— Вы чувствовали ответственность, что вы пришли заменить Шевченко — одного из гениальнейших украинских футболистов?
— Я пропускал это мимо ушей, потому что накаливали журналисты, они постоянно пытались сравнить. Я всегда говорил о том, что есть Андрей, а есть я. Это разные футболисты, все по-разному, это не замена. На то время я еще полностью не понимал, куда я попал. Я находился в прострации...
 
— Мечта начала сбываться?
— Мечта сбылась, когда я только приземлился в Киеве. Я уехал в «Динамо», я этим только с детства и бредил. Поэтому уже одна мечта у меня сбылась. А дальше я уже, понятно, ставил перед собой максимальные цели, задачи. К сожалению, не получилось. Помог коллектив. Коллектив либо принимает, либо отталкивает. Мне повезло. Думаю, на то время любого нормального парня, который пришел бы в этот коллектив, восприняли бы. Но в то же время были люди, которых не воспринимали — а в коллективе это ты не будешь уже никогда.
 
— То есть у Вас адаптации как таковой не было?
— Я как-то незаметно в это влился — и оно пошло.
 
— Кого коллектив не воспринимал?
— Фамилий не буду называть, но были такие люди у нас....
 
— Это легионеры?
— Да. Было время, что кто-то пришел, полгода поиграл. На него не обращали внимания, понимали, что большего не добиться. Все-таки это коллектив, и немаленький. Тяжело выжить, когда тебя не воспринимают. Это везде, это закон природы.
 
— Выживали игрока?
— Никто никого не выживал, просто в меньшей степени общались. Раньше мы собирались всей командой. Мы же приглашали, но он понимал, что чувствует себя здесь некомфортно.
 
— Кто был, как Вам кажется, самым странным приобретением «Динамо», когда вообще не было понятно, почему и как этот человек оказался в клубе?
— Если честно, хватало таких. Был такой нападающий Нанни. По походке можно даже понять, футболист он или что-то похожее на него. Тренировку-две провели — и поняли, что это ошибка. Это реально была ошибка, руководство само понимало, что это не тот человек, который нам нужен, который нам поможет.
 
— Как это — «по походке»?
— Это у нас есть такое видение — у футболистов, спортсменов. Думаю, у каждого спортсмена есть возможность определить, что человек сможет делать на футбольном поле, по ногам, по походке, по структуре человека.
 
— Это было легионер ради легионера? Почему так случалось? Хотелось покупать иностранцев?
— Не то что хотелось. Руководство думало же об усилении команды. «Просто иностранец» никому не нужен, надо брать нормального иностранца. Может быть, взяли его, не посмотрев, или кто-то посоветовал. Иностранцы же не приезжают на просмотр, они уже приезжают с подписанным контрактом. Поэтому так и сложилось.
 
— Это такая болезнь «Динамо»? И сейчас это продолжается. Ушли свободными агентами Кранчар, Мехмеди, Родольфо. Много игроков, которых подписали за большие деньги. Беланда отдали в аренду «Шальке». Почему до сих пор так происходит с «Динамо»?
— Немаловажно найти свою команду. Взять даже Рубена. Ушел, нашел свою команду. Нужно найти свою команду, своего тренера, коллектив, который будет уважать тебя и помогать тебе раскрывать свой талант. Здесь тяжело предугадать. Например, отдать Месси или Роналду в другую команду и посмотреть, как они там будут играть. Месси, думаю, в любой команде будет делать свое дело. Роналду будет тяжеловато, потому что он — игрок зависимый сейчас уже. Может и не пойти. Может, его вообще не будет видно там.
 
— Так и о Месси говорят, когда он в сборную Аргентины приезжает...
— Сборная — это сборная...
 
— Там Лавесси, Ди Мария...
— Каждый из них по-своему личность, а в «Барселоне» коллектив. Сборная и клуб — это совсем разные вещи, поэтому сравнивать нет смысла.
 
— Порадовались, что наконец-то «Динамо» попало в плей-офф Лиги чемпионов — и тут «Манчестер Сити». Есть шансы?
— Почему нет? Шансы 50/50. Обыгрывали уже «Манчестер»?
 
— Да, но тогда не был «Манчестер» шейхов...
— А сейчас что?
 
— Что ни звезда — то лучший футболист своей страны...
— Я про «Челси» то же самое говорил. Что в чемпионате они сыпятся, а в Лиге чемпионов тяжело было их обыграть. Так же и в «Манчестер Сити», они в чемпионате могут проиграть кому угодно, могут обыграть кого угодно. Главное — подойти в оптимальной форме именно к этим двум встречам. Это не тот грозный соперник, когда можно выходить и подымать руки. Ерунда.
 
— То есть повезло со жребием, что не «Реал», не «Барселона», не «Бавария»?
— Я не скажу, что повезло. Но понятно, что это не «Барселона», не «Бавария». Шансы пока равные. Очень тяжело будет. Как по мне, с англичанами легче играть, чем с португальцами или немцами. Это сугубо моя точка зрения. Хотя у них там и англичан-то...
 
— Кравца отдали в «Штутгарт». Два нападающих осталось — Теодорчик и Мораес. Эти два человека — нападающие уровня киевского «Динамо»? Стоило ли отдавать Артема сейчас — в преддверии столь важных для «Динамо» матчей?
— Я думаю, это вопрос к Сергею Станиславовичу, потому что он принимал это решение. Я думаю, из этих трех футболистов он Артема пока не видел. Нет смысла держать человека, если его можно отдать в один из сильнейших чемпионатов на данный момент, чтобы у него была там практика, чтобы он еще больше возмужал и прибавил в индивидуальном мастерстве. Правильное или неправильно решение принял Сергей Станиславович — покажет время.
 
— Вам нравятся Теодорчик и Мораес по стилю игры? Они по своей форме, по тому, как они мыслят — игроки киевского «Динамо»?
— Мораес влился достаточно быстро и быстро начал забивать. Хотя по играм за донецкий «Металлург»... Он там выделялся, но я думал, что тяжело ему будет в «Динамо». Тем не менее, все получилось по-другому - за счет партнеров, за счет того, что его восприняли, поняли его тактику игры, индивидуальные качества. Он — невысокий, быстрый, хитрый, по-спортивному злой. Он доказывает в каждой игре, что на данный момент он — №1.
 
— А Теодорчик? Когда его подписали, было больше вопросов, чем ответов: что, почему, как, откуда. Но ему тоже не нужно было много времени на адаптацию. Понравился ли Вам этот игрок? Возможно, голевым чутьем на Вас похож...
— Пару раз он выручил. Голевое чутье — это оказаться на простреле, на добивании. Сколько я смотрел своих голов, у меня очень мало таких моментов, где я сыграл на добивании. Чутье — это когда игрока теряют из поля зрения, а он оказывается там, куда мяч отскочил. Если бы Теодорчик был одним нападающим, «Динамо», думаю, было бы тяжело. Хотя он высокий. Сказать, что он реактивный, нельзя. Скорость чуть выше средней. Но было бы проблематично, потому что «Динамо» играет не «бей-беги», а комбинирует. Поэтому здесь еще внизу нужно хорошо работать, подыгрывать, в то же время открываться и врываться в штрафную. В штрафной он, конечно, чувствует себя достаточно уверенно.

 
— Вы говорили в одном из интервью о том, что у Вас был разговор (возможно, шуточный) с Игорем Михайловичем Суркисом по поводу вероятной работы в киевском «Динамо». Сейчас Вам хорошо знакомы игроки, тренерский штаб, да и с президентом Вы в неплохих отношениях. Был повторный разговор?
— Нет, разговора вообще ни разу не было.
 
— И никаких договоренностей?
— Нет.
 
— Хотелось бы вернуться?
— Конечно. Почему нет? Это моя команда, мой клуб, он останется в моем сердце на всю жизнь. Понятно, что хотелось бы. Но я должен определиться, готов ли я переступать эту черту и двигаться в том направлении.
 
— Сергей Ребров говорил, что это ересь: когда говорят, что сначала нужно «убить» в себе футболиста, а потом становиться тренером — если ты не чувствуешь себя в процессе, то и тренером не нужно становиться. Или у Вас другое мнение по этому поводу?
— Я думаю, это сугубо индивидуально. У кого как. Если плавно переходишь на тренерскую деятельность... Но все равно это очень разные вещи — быть игроком и быть тренером. Нужно перестроить свою психологию, в первую очередь, и мыслить совсем по-другому. Но «убить» в себе футболиста тяжело, наверное, сразу. Какие-то эмоции будут присутствовать на тренерской скамье. У кого-то получается плавный переход, у кого-то после окончания футбольной карьеры затишье, а потом начинают потихоньку набираться опыта. Без практики, я думаю, тяжеловато.
 
— Диплом есть уже?
— Да.
 
— Там был зачет/незачет или оценки ставили?
— Нет, оценок не ставили. Зачет. Сдаешь последний экзамен — и комиссия принимает решение.
 
— Вас хвалили? Или сдал в общей группе, молодец?
— Когда экзамен, сдают по одному. Ты садишься, перед тобой три профессионала высокого уровня. У тебя есть вопросы, тебе дается время, чтобы подготовить ответы. Ты готовишься 10-20 минут — и выходишь, отвечаешь.
 
— Этот диплом позволяет тренировать какие команды?
— Все, кроме команд Премьер-лиги (главным тренером). Помогать могу. На PRO я не пошел, потому что пока не вижу смысла
 
— То есть на полке диплом лежать не будет? Вы заранее для себя решили, что будете тренером, а не агентом, менеджером и т.п.?
— Пока у меня в голове тренировочный процесс. Не селекция, не агентура.
 
— Есть у Вас модель тренера, на которого хотелось бы быть похожим?
— Мне нравится «Барселона» — все с мячом.
 
— Есть тренер, стиль которого Вам нравится?
— Гвардиола, я думаю. На данный момент это безоговорочно. Из «Барселоны» перейти в «Баварию» — это две разные школы, два разных направления футбола — и все равно он довел до них, и быстро. Сейчас «Бавария» играет не так, как раньше. Сейчас они играют вообще по-другому — совмещают кусочки «Барселоны» и «Баварии». И никуда от этого не денешься. Немецкий футбол — это всегда агрессия, атакующий стиль. Но раньше они не были с мячом столько, сколько сейчас.
 
— Но Пеп купил для себя футболистов. Тот же Дуглас Коста, который сейчас один из лидеров...
— Понятно, что не без этого, надо дополнять. Он ищет позиции, которые надо усиливать, это нормальный рабочий процесс. Но схема-то игры поменялась.
 
— По психологии Вы будете эмоциональным тренером?
— Думаю, что нет. Не знаю, конечно, как оно будет, когда я начну работать. Но я не понимаю, как можно стоять и кричать. Все равно никто не услышит. Нет смысла во всем этом. У тебя есть куча времени перед игрой, чтобы донести до своих ребят, чего ты хочешь от них. Можно корректировать некоторые моменты. Когда мы были в Винниках, было много игр, мы ездили и «Шахтер» смотрели, и Беларусь приезжала, со сборной Украины играла. Александр Хацкевич, мы дружим с ним достаточно давно, за всю игру к бровке вышел два раза. Причем он не кричал, а подозвал кого-то, быстренько сказал — и они перестроились. Они знают, что нужно делать. Просто нужно подкорректировать по ходу игры. У тренера не один план на игру. Тренер должен быть готов к тому, чтобы быстренько их перестроить в зависимости от того, как будет складываться игра. Когда работал в «Арсенале» Кучук, у него было три-четыре схемы, мы могли просто по жестам понять.
 
— Это значит, что у Кучука были довольно длительные теоретические занятия, он Вам сразу объяснял все свои схемы? Или как это было?
— У нас не меньше часа были теоретические занятия. С ним мы начали играть вообще в другой футбол. Надо было определяться как можно быстрее, потому что не было времени донести до нас свою философию, видение футбола, чтобы мы начали делать то, что нужно. Я футбол увидел вообще с другой стороны. Раньше я никогда такого не делал, что начал делать в «Арсенале». Он быстро нашел мне позицию, где и как я должен действовать. Мы тогда попали в еврокубки, сезон хороший был, команда у нас была просто отличная. Если бы не некоторые моменты, то, думаю, мы себя нормально чувствовали бы.
 
— Юрий Бакалов, который потом пришел, был ассистентом у Кучука, говорил, что Кучук постоянно учится, у него постоянно открыты книги, схемы, он постоянно находит что-то новое. Наверное, из-за этого у него получалось. Вы готовы постоянно копаться в этом, полностью быть в тренерской деятельности?
— По-другому невозможно. Если тренер ставит перед собой большие цели, задачи, хочет чего-то большого добиваться в жизни, то он каждый день, каждый час должен находить что-то новое. Потому что футбол на месте не стоит: сегодня один, завтра — другой. Поэтому надо много просматривать, читать, экспериментировать, проверять, спать 2-4 часа в день. Нужно жить этим.
 
— Ваша семья готова к такому? Жена, дочки не просят сделать перерыв в футбольной деятельности на пару лет?
— Нет. Жена понимает, подталкивает, чтобы не было простоя. Простой затягивает человека в никуда. Для меня это движение, а движение — это жизнь. Нужно двигаться и понимать, в каком направлении. Поэтому в этом плане проблем нет. Тем более дочки у меня уже почти взрослые, одной 21, другой — 13. Они сейчас заняты больше меня. Мне пока нечем глобально заниматься. Если будут разъезды — значит, будут разъезды. Все равно жена практически все время со мной, где бы я ни был.
 
— Если нужно будет уехать, уедете? Или семья уже настолько обосновалась в Киеве, что нет?
— Жить мы здесь будем, однозначно. А по работе, если так случится — то уже такое дело. У нас, кочевников, жизнь же такая, что сегодня здесь, завтра — там. Поэтому здесь уж как сложится.
 
— У Вас двойное гражданство?
— Двойное гражданство запрещено и в Украине, и в Узбекистане.
 
— То есть паспорт у Вас украинский?
— Да.
 
— Дату выдачи украинского паспорта помните?
— Нет, нужно посмотреть. Думаю, это не столь важно.
 
— Наверное, дата не столько важна, но сама смена гражданства после стольких лет, отданных за сборную Узбекистана, где Вы признавались лучшим игроком… Зачем Вам нужно было менять гражданство?
— Когда мы приехали в Киев, семья определилась, что мы будем жить здесь, потому что жена и дети без ума от Киева. Но я продолжал играть за сборную. Потом уже, когда на меня перестали рассчитывать в сборной, когда я понял, что попадать в основной состав сборной тяжело (а кататься туристом — это не про меня), я принял решение, что пришло время менять гражданство, чтобы не было потом каких-то проблем. Если бы было двойное гражданство — вообще было бы великолепно. Узбекистан, Ташкент — это моя Родина. Это та страна, которая дала мне путевку в большую жизнь и начала двигать меня в том направлении, в котором я нахожусь сейчас. Там до сих пор живут мои родители, несколько друзей еще моих остались, футбольных друзей очень много.
 
— Родителей навещаете часто?
— Чаще родители сюда приезжают.
 
— Когда были последний раз в Узбекистане? Как Вас там встречают? Хлебом-солью?
— Нет, нормально, спокойно. Последний раз был, когда мы ездили играть прощальный матч, нам сборная его организовала. Мы втроем заканчивали выступления за сборную — и вот мы играли товарищеский матч. Тогда я был последний раз в Узбекистане, это был примерно 2009, 2010 или 2011-й год.
 
— Столько времени не были дома?
— Во-первых, не было времени, потому что я практически все время занят. Во-вторых, поскольку родители то у брата, то у меня — куда мне ехать? Плюс сейчас сложности с перелетами, потому что убрали прямые рейсы. Немножко неудобно добираться стало. Думаю, что в ближайшее время съездим.
 
— Детки же у Вас все украинцы?
— Да.

 
— Как Вы воспринимаете ситуацию в Украине? Как Вы это оцениваете? Наверняка у Вас есть друзья, которые звонят и спрашивают, как в Украине...
— У меня все друзья адекватные, нормальные. Они уже давно поняли, что не нужно смотреть в ящик, который придумали для того, чтобы зомбировать людей. У меня не было ни одного случая, но я знаю случаи, когда кому-то звонят и начинают всякую ерунду нести.
 
— Но Вам не звонили?
— Нет. У меня никто из друзей, которые в России, ни разу не позвонил. И мы вообще стараемся о политике не говорить. Разговариваем о совсем других вещах. Политика — это грязное и неблагодарное дело. Я не люблю эти темы затрагивать, потому что все равно всей правды мы не узнаем никогда, и нет смысла об этом говорить.
 
— Вы уже своим гражданским правом пользовались — ходили на выборы, голосовали за президента?
— Нет.
 
— Почему?
— Не вижу смысла. Понятно, что выбирать не из кого. Я и раньше не голосовал. Один раз я голосовал, в Киеве в узбекском посольстве, когда еще был гражданином Узбекистана. А так, я не любитель ходить на выборы. Я считаю, что мой голос ничего не решит. Все равно правды там нет и не было никогда. За кого нужно — за того и проголосуют. С другой стороны, я понимаю, если все будут такие, как я — тогда вообще никого не будет. Каждый должен сам для себя определить.
 
— С Алиевым, выступая за «Рух», часто общались? Как думаете, почему Саша после такой карьеры оказался в «Рухе»?
— Об этом, наверное, его нужно спросить, почему так случилось. Конечно, общались, вместе жили, на разных этажах только. Каждый день виделись, тренировались. Все это время мы были вместе.
 
— Правда, что он там даже на украинском заговорил?
— Может, какие-то фразы. Так я особо не слышал, чтобы он разговаривал на украинском языке.
 
— Алиев погубил свой талант, как Вам кажется? Что случилось? Вы долгое время были его партнером, видели изнутри, как он работает, ведет себя...
— Нормально он себя ведет, нормально работает, всегда отдается на футбольном поле. То, что может отдавать, он отдает. Может быть, стечение обстоятельств, дело случая, не знаю, провокаций было много. За ними же следили тогда очень хорошо — за Алиевым и за Милевским. Саша и Артем, я думаю, далеко еще не закончили с футболом. Думаю, в ближайшее время мы еще услышим о них двоих, и на достаточно хорошем уровне.
 
— Вы, возможно, даже знаете, есть ли какие-то переговоры?
— Не знаю, но я в этом уверен. Не здесь — так точно. Здесь вообще тяжело футбол представить. В ближнем или дальнем зарубежье.
 
— А Россия возможна?
— Мне сложно сказать, это дело каждого. Не знаю.
 
Продолжение интервью читайте здесь.
 


Беседовала Татьяна ЯЩУК, текстовая версия — Дария ОДАРЧЕНКО

Автор — Владимир Кунгуров, Sport.ua

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Интересные факты
Комментарии
    fatalistua
    fatalistua, 26.01.2016 09:29
    -13
    Хочу, могу...но не умею.)
    Dynamo_s_Dnepra
    online
    Dynamo_s_Dnepra, 26.01.2016 11:08
    +8
    fatalistua, 26.01.2016 09:29
    Хочу, могу...но не умею.)

    Он, вообще-то, лучший бомбардир в истории чемпионата Украины
    big4len
    big4len, 26.01.2016 12:30
    -7
    Комментарий свернут. Показать
    - Василий Иванович, а что такое нюанс?
    - Ну вот смотри, Петька. Допустим, имею я тебя раком. Получается, у тебя *уй в жопе и у меня *уй в жопе. Но есть нюанс!..
    yan2006
    yan2006, 26.01.2016 13:06
    +3
    Сколько буквочек. Устал даже скролинг делать. А если серьезно, то Шацких класный игрок и мужик, в лучшем значении этого слова.
    Вячеслав Антонов
    -7
    Комментарий свернут. Показать
    Макс,иди к нам в Торпедо,поможешь великому клубу выйти из кладбища!Денег конечно у нас нет,но поддержку сделаем на уровне,мы самые боевые и крикливые Если поможешь,будет сиять твой портрет на стене рядом со Стрельцом.Иваном,Шустом!
    http://www.youtube.com/watch?v=VhlsD4EVfIE
    taras.1985
    taras.1985, 26.01.2016 21:02
    +1
    Дякую за хороше інтервю.
    Удачі Максим!
    AlexN
    AlexN, 27.01.2016 20:42
    0
    Хоче бігати, але "нюанс" заважає?
Вы не авторизованы.
Если вы хотите оставлять комментарии, пожалуйста, авторизуйтесь.
Если вы не имеете учётной записи, вы должны зарегистрироваться.